Честное имя бизнеса

В прошлом году Арбитражный суд Свердловской области рассмотрел 35 дел по искам предприятий и предпринимателей о защите деловой репутации при осуществлении экономической деятельности. Если учесть, что с 2000 по 2005 год таких дел было всего лишь 77, то прослеживается явная тенденция к тому, что деловые люди всё больше радеют за своё честное имя.

Что же такое деловая репутация с точки зрения закона, и какая информация может быть оспорена в суде? Что может требовать истец от обидчика, и каковы характерные ошибки тех, кто обращается в суд за защитой чести и деловой репутации? На эти вопросы отвечает судья Арбитражного суда Свердловской области Татьяна Шулепова.

Обидели конкретно и публично

— Понятие «деловая репутация» определяется судом как сложившееся мнение о лице как участнике коммерческого оборота. И если сведения, распространенные в отношении того или иного лица, порочны и не соответствуют действительности, то они могут быть оспорены в суде. Важно, чтобы оспариваемые сведения относились к конкретному лицу либо четко определяемой группе лиц. В противном случае в удовлетворении иска может быть отказано. Не следует также забывать, что у арбитражного суда своя подведомственность, и иск о защите деловой репутаций должен быть связан с осуществлением экономической деятельности.

Под распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан и юридических лиц, судебная практика считает опубликование такой информации в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинопрограммах и других средствах массовой информации, распространение с использованием иных средств телекоммуникационной связи, в том числе в сети Интернет. Для истцов главное — доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск. Истец должен представить суду подлинный экземпляр материального носителя, в котором содержатся распространенные сведения: экземпляр газеты, журнала, иные документы.

Необходимо отметить, что распечатку с сайта в Интернете целесообразнее оформить протоколом осмотра доказательства. Об этом можно попросить суд при подаче искового заявления, приложив к нему соответствующее ходатайство и сославшись на статьи 72 и 78 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, либо это может сделать нотариус в соответствии со статьями 102 и 103 Основ законодательства о нотариате.

Вину докажет лингвист

А вот доказать, что распространенные сведения соответствуют действительности, — это обязанность ответчика. Сведениями, порочащими деловую репутацию, следует считать только утверждения о тех или иных фактах. Только они могут быть истинными или ложными и могут быть доказаны или опровергнуты в суде.

При разрешении этого вопроса судья полагается на свое субъективное мнение. Оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Например, проанализировав содержательно-смысловую направленность высказываний автора статьи о том, что «у предприятия вскоре сменятся собственники», «грядет массовое сокращение», «ситуация настолько удручающая, что люди грозят массовыми акциями протеста», суд пришел к выводу, что эти утверждения выражают субъективное мнение автора статьи, поскольку относятся к событиям, которые еще не произошли, а возможны в будущем, и являются оценочными, в связи с чем не могут быть предметом судебной защиты.

Но стороны вправе заявить ходатайство о проведении лингвистической экспертизы, которая с учетом композиционной структуры текста, жанровых и стилистических его особенностей      определит, содержатся ли в распространенных сведениях фразы, порочащие деловую репутацию или нет. Например, не так давно в Интернете была размещена статья «Комитет по защите прав потребителей будет судиться с продавцами сотовых телефонов». В ней утверждалось, что предприятие N торгует несертифицированными телефонами. Предприятие обратилось в суд. На заседании суда ответчики утверждали, что истец неправильно трактует содержание статьи. Была назначена лингвистическая экспертиза. Эксперт определил, что, исходя из содержания текста статьи, можно сделать вывод о том, что предприятие является продавцом некачественного товара. Суд, учитывая заключение эксперта, иск удовлетворил и обязал ответчиков разместить в Интернете опровержение.

Сатисфакция на той же полосе

В некоторых случаях истцы требуют от ответчиков принести извинения. Однако такой способ защиты деловой репутации закон не предусматривает, поэтому суд не вправе обязать ответчика принести истцам извинения в той или иной форме. Единственным нематериальным способом возмещения ущерба является возложение обязанности опубликовать опровержение или ответ — в зависимости от того, как была распространена информация.

Что же касается денежной компенсации, в арбитражных судах сложилась четкая позиция о невозможности компенсации морального вреда юридическому лицу. Современное законодательство считает моральным вредом физические или нравственные страдания, а юридическое лицо таких страданий в силу своей бестелесности и неодушевленности испытывать не может. Что и было указано арбитражным судом при рассмотрении иска одного уважаемого банка к не менее уважаемой деловой газете.

Однако юридическое лицо может претерпеть убытки. Они могут быть предметом судебного разбирательства. При этом существует следующая проблема: заявляя иск о возмещении убытков, связанных с нанесением ущерба деловой репутации юридического лица, истец должен оценить свою репутацию в денежном эквиваленте. На сегодняшний день критериев такой оценки в законодательстве нет.

Истец также вправе требовать возмещения реальных убытков и упущенной выгоды, как это определено в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. Но при этом, в соответствии со статьей 65 АПК РФ, он обязан представить суду конкретные доказательства.

Приведу такой пример. С требованием о защите деловой репутации и взыскании вреда, причиненного публикацией в деловом издании, в суд обратился один из банков. Реакцией вкладчиков после прочтения статьи стал отток вкладов из банка более чем на шесть миллиардов рублей. Эта сумма и есть материальное выражение утраты доверия к банку со стороны его клиентов после опубликования статьи.

Подготовил Андрей Каспирович
Российская газета № 68(4331) от 3.04.07.

Сервис временно не доступен